Жена Джорджа Клуни возобновляет кампанию за возвращение Эльгинского мрамора

495 views

Кампания за возвращение в Афины Эльгинского мрамора (Elgin Marbles), который экспонируется в Британском музее, получила новый толчок.

О намерении участвовать в этой кампании заявила Амаль Алламуддин – успешный британский адвокат, правозащитник, а с недавних пор жена киноактера Джорджа Клуни.

Неизвестный автор. Битва с кентавром. Панель фриза Пантеона. Около 447 – 433 г. до н.э. Мрамор. Британский музей, Лондон.
Неизвестный автор. Битва с кентавром. Панель фриза Пантеона. Около 447 – 433 г. до н.э. Мрамор. Британский музей, Лондон.

Борьба греков и части британской общественности за возвращение античных мраморных изваяний в Афины длится уже почти 200 лет.

В годы Наполеоновских войн британский посол в Константинополе лорд Эльджин, именем которого названа эта уникальная коллекция, добился от турецкого правительства разрешения на собирание и последующий вывоз в Лондон произведений древнегреческого искусства. Обе стороны мотивировали такое решение стремлением спасти сохранившиеся античные шедевры от разрушения, происходившего из-за, как писал сам лорд Эльджин, равнодушного отношения местного населения, а также в связи с угрозой военных действий и возможного прихода французской армии.

Статуи Пантеона. V в. до н.э. Мрамор. Британский музей, Лондон.
Статуи Пантеона. V в. до н.э. Мрамор. Британский музей, Лондон.

Надо признать, что подобные опасения не были безосновательными. В начале XIX столетия действительно мало кто в Афинах заботился о сохранении древних статуй и барельефов. Турецкие власти тоже не придавали этому сколько-нибудь серьезного значения. А французская армия воспринималась как носительница идей и нравов революции, в число ценностей которой не входило бережное отношение к истории. Вместе с тем, нельзя отрицать и того, что британский посол прекрасно понимал ценность собираемых и вывозимых им экспонатов, и, возможно, среди его мотивов были и желание не отдать шедевры в руки врагов-французов, и стремление заполучить для Британии столь ценные произведения, и мысль о личной славе мецената и спасителя исторического достояния.

Неизвестный автор. Кавалькада. Панель фриза Пантеона. Около 447 – 433 г. до н.э. Мрамор. Британский музей, Лондон.
Неизвестный автор. Кавалькада. Панель фриза Пантеона. Около 447 – 433 г. до н.э. Мрамор. Британский музей, Лондон.

Как бы то ни было, а с 1802 по 1812 год уникальная коллекция лорда Эльджина была вывезена им в Лондон, причем в 1804-м одно из судов, на котором везли мрамор, затонуло у острова Кифера, но впоследствии было поднято. На протяжении десяти лет эта коллекция находилась в частной собственности.

В преддверии Греческой революции 1821 года в Лондоне стали нарастать симпатии к грекам и даже появился термин филэллинизм. Романтики во главе с поэтом и лордом Джорджем Байроном сделали лорда Эльджина мишенью для критики, обвиняя его в стяжательстве, вандализме, мошенничестве и даже в неспособности оценить значение античной культуры. Специальная парламентская комиссия изучила коллекцию и правовые вопросы, связанные с ее вывозом из Греции в Лондон, и пришла к заключению, что шедевры находятся на территории Британии законно, и что ввиду особой ценности коллекции ее надо приобрести государству.

Лорд Эльджин не только согласился с выводами комиссии, но и, отводя обвинения в стремлении к личному обогащению, уступил всю коллекцию государству за очень скромную сумму в 35 тыс. фунтов, которая фактически равнялась затратам, понесенным им в связи с розыском, скупкой, перевозкой и хранением мраморных изваяний.

Залы Эльгинского мрамора. Британский музей, Лондон.
Залы Эльгинского мрамора. Британский музей, Лондон.

На протяжении многих десятилетий Эльгинский мрамор экспонируется в Британском музее, где для его хранения и демонстрации оборудованы специальные помещения. Главные шедевры коллекции – это фронтонные статуи афинского Парфенона и значительная часть рельефного фриза этого храма, плиты фриза афинского храма Бескрылой Победы, одна из кариатид Эрехтейона, статуя Диониса с южного склона афинского Акрополя, надпись с памятника на могиле афинян, павших при осаде Потидеи, а также фронтонные статуи Зевса Всеэллинского на острове Эгине.

Неизвестный автор. Дионисий. Афины. Около 447 – 433 г. до н.э. Мрамор. Британский музей, Лондон.
Неизвестный автор. Дионисий. Афины. Около 447 – 433 г. до н.э. Мрамор. Британский музей, Лондон.

Официальная кампания за возвращение этой коллекции в Афины ведется почти 200 лет. Еще в 1816 году Палата Общин Британского парламента голосовала по вопросу о законности вывоза коллекции, а Греция впервые предъявила претензии на государственном уровне в 1823 году, то есть фактически с самого момента возрождения государственности.

В настоящее время этот вопрос остается одним из самых болезненных в контексте общей борьбы за возвращение культурных ценностей. С одной стороны, после возникновения Версальской системы все споры о перемещении культурных ценностей, датируемым до заключения Версальского мира, должны признаваться историческими. С другой стороны, британская правоприменительная практика, существующая в рамках англо-саксонского права, позволяет найти судебные прецеденты и традиционные установления, пригодные для судебной тяжбы по этому вопросу.

Неизвестный автор. Кавалькада. Панель фриза Пантеона. Около 447 – 433 г. до н.э. Мрамор. Британский музей, Лондон.
Неизвестный автор. Кавалькада. Панель фриза Пантеона. Около 447 – 433 г. до н.э. Мрамор. Британский музей, Лондон.

Несмотря на такую возможность, до сих пор борьба за возвращение Эльгинского мрамора в Афины велась почти исключительно в рамках политических переговоров и попыток формирования общественного мнения на эту тему. Активнее всего подобная борьба развернулась в 2002 году в связи с двумя событиями – открытием Музея Акрополя, который был заложен в 2003-м и официально начал работу в 2009 году, и в связи с проведением в Афинах Олимпийских Игр в 2004 году. В ноябре 2002-го дошло до встречи греческого министра культуры профессора Эвангелоса Винизелоса с директором Британского музея Нилом Макгрегором, но лондонская сторона осталась непреклонной.

Неизвестный автор. Битва с кентавром. Панель фриза Пантеона. Около 447 – 433 г. до н.э. Мрамор. Британский музей, Лондон.
Неизвестный автор. Битва с кентавром. Панель фриза Пантеона. Около 447 – 433 г. до н.э. Мрамор. Британский музей, Лондон.

Казалось, что после того, как Греция погрузилась в глубокий социально-экономический кризис, эта тема совершенно сойдет на нет. Но 13 октября 2014 года новый толчок этой кампании неожиданно дала адвокат и правозащитник Аммаль Алламуддин. Эта британка ливанского происхождения, известная своим участием в громких делах, в том числе, представлявшая интересы экс-премьера Украины Юлии Тимошенко в Европейском Суде по правам человека и защищавшая основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа, недавно оказалась в центре всеобщего внимания, став женой киноактера Джорджа Клуни.

Джулиан Ассанж  и его адвокат Аммаль Алламуддин.
Джулиан Ассанж  и его адвокат Аммаль Алламуддин.

От миссис Клуни ждали громких заявлений и ожидали, что теперь она сможет позволить себе взяться за какое-то громкое дело с явно выраженным культурно-гуманитарным уклоном. И такое заявление последовало. Как сообщает Euronews, правительство Греции еще в 2011 году обратилось за консультациями к Аммаль Алламуддин и ее патрону известному адвокату и правозащитнику Джеффри Робертсону. Но только сейчас Алламуддин и Робертсон заявили, что станут советниками греческого правительства по этому вопросу.

Джеффри Робертсон и Аммаль Алламуддин.
Джеффри Робертсон и Аммаль Алламуддин.

На сегодня актуальное предложение греческой стороны выглядит так: «Эльгинский мрамор» передается Греции в качестве постоянного займа у Британского музея и выставляется в Музее Акрополя, а взамен Британский музей будет получать коллекции экспонатов Музея Акрополя для ротации.

Однако британская сторона ни о чем подобном договариваться не намерена. Да и общественное мнение явно не склонно поддержать такого рода решение. Согласно данным социологов, сегодня до 40% британцев могут высказаться за выход своей страны из Евросоюза, и до 80% поддерживают идею проведения референдума по этому вопросу. При этом одной из главных претензий британцев к Евросоюзу остается наличие в нем таких стран, как Греция, которые заметно отличаются по уровню развития от стран Западной, Центральной и Северной Европы, и которым Единая Европа оказывает значительную помощь.

Мистер и миссис Клуни.
Мистер и миссис Клуни.

Поэтому эксперты полагают, что если Джеффри Робертсон сосредоточится на изыскании юридических возможностей решения вопроса о судьбе «Эльгинского мрамора» в пользу Греции, то его коллега Аммаль Алламуддин, в одночасье оказавшаяся в числе самых популярных британских медиа-персон, должна будет работать с общественным мнением, став фактически лицом кампании.

Поделиться в соцсетях

Отправить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *